Автомобильные новости времён СССР

Ездим так, как живем!

И все же не откровенные хамы и нахалы делают погоду на дороге.

Мы убедились нарушения Правил, неуважение друг к другу, агрессивность, резкий стиль езды становится явлением массовым. Так что же с нами происходит? Почему, когда садимся за руль, у многих из нас заметно меняется характер? Подчинив скорость, овладев управлением, мы порой неузнаваемо преображаемся. Ощущаем свое внезапно возросшее могущество? Потрафляем болезненному самолюбию? Почему в нас просыпаются вдруг дремавшие дотоле склонности, которые в пешеходной жизни мы все-таки умеем подавлять? С этими мучившими нас вопросами мы обращались ко многим. Разные были ответы, но в большинстве своем они звучали так Как живем, так и ездим.

В самом деле, когда дошло до того, что все в дефиците, за все приходится буквально драться, откуда быть доброжелательности, терпимости, высоким манерам. Рейдовая бригада в Киеве с полчаса следила за каким-то нервным поведением водителя белой восьмерки, который носился по окраинам, нарушая порой разметку и знаки. Думали, что имеем дело с очередным не беру в голову. Да нет, оказался вполне добропорядочный автолюбитель. Просто он почти дошел до отчаяния в поисках бензина и не в состоянии более проводить каждую ночь на АЗС в ожидании возможности заправиться. Вот и мечется тут бензина нет, там нет. С ума сойдешь.

Водитель Нивы без номерных знаков, проехавший несколько перекрестков уже при включении красного сигнала, как выяснилось, возвращался из командировки. Весь день ничего не ел, все время убил на получение этой машины, так что нервы уже на пределе, а впереди еще восемьсот верст, виновато поведал он нам.

Действительно, получается как живем, так и ездим. И на Украине, и в Эстонии, везде. Да, конечно, кризис в экономике, пошатнувшиеся моральные устои. Понять все это можно, но хочется все-таки спросить можно ли оправдать этим потерю человеческого лица? Думаем, нет, хотя и понимаем, что не все здесь зависит от наших внутренних принципов, силы воли и черт характера, умения мужественно и даже с юмором переносить невзгоды. Может, сказываются перекосы в системе воспитания?

Нам десятки лет внушали, что жизнь это есть борьба. И вот мы боремся. С жизнью. Друг с другом. С проблемами. Боремся на работе, в транспорте, даже дома. Боремся, а не просто живем. Дорога же как зеркало нашей борьбы за существование. Заметьте, именно про людей порядочных, совестливых, честных часто говорят у нас жить не умеют. И вес в обществе приобретают не они, а ловкачи, те, кто умеет купить без очереди, найти лазейку в законе, обогнать, как говорится, на повороте, прийти первым. Вот мы все, простите, и лезем вперед. Так и на дороге. Оттереть, подрезать, упредить. Мы перестали видеть в этом нечто предосудительное, недостойное. У нас сместились акценты и понятия о нравственном и безнравственном. Мы перестали видеть в соседе на трассе человека, но всегда видим в нем конкурента, противника, реального претендента на наше кровное, родное, а тут уж, держись, ни на йоту не поступимся своим.

В этом рейде мы снова убедились заводил, о которых речь шла вначале, не так уж много, но, что правда, то правда, их дурной пример заразителен. Ему можно, а мне нельзя, что ли? И мы легко сдаемся бацилле дурного поступка, вседозволенности. Сдаемся, потому что в нашем организме к этому врагу потерян иммунитет. Тому много причин, но потерян, наверное, еще и потому, что в нашем автомобильном обществе по-прежнему действует только система наказаний, а порядочность, дисциплинированность и законопослушание по сути дела не поощряются никак, не вознаграждаются, не стимулируются. Езда без аварий твое личное дело, говорит нам и административная практика ГАИ. Ведь так. Чаще всего от сотрудников ГАИ слышишь наше дело выявлять и наказывать. Что ж, дело важное, не спорим, спуску нарушителям давать нельзя. Но не менее важна, как нам представляется, воспитательная и профилактическая работа. А что делается тут? Одни призывы да лозунги, которые мало кого вдохновляют.

Мы рассуждали выше о том, что наказание за умышленное отступление от Правил должно быть чувствительным, соответствовать содеянному. Но мы отчетливо сознаем, что одними карательными мерами порядка не добиться. Это аксиома. Должен работать такой механизм, при котором, с одной стороны, нарушать установленный порядок было бы, как говорится, себе дороже, а с другой быть до